Путешествия: Париж-Киев

Airport

Уже по дороге к гейту я подошла к фонтанчику с питьевой водой, чтобы набрать воды в припасенную пустую бутылку, и стала в очередь. Одновременно со мной подошла невысокая, но достаточно широкая женщина в черном, как мне показалось, бабушка. Она явно была взволнована. Она обежала вокруг фонтанчика, смотрела, как другие пьют, делала мне какие-то жесты руками и лицом, что-то приговаривала неразборчивое. Я просто улыбалась в ответ, как обычно делаю за границей, когда не уверена, что мы с человеком говорим на одном языке.
Наконец, подошла очередь бабушки. Она схватилась за краник и обернулась на меня:
— Как ето дэлаэтся, знаетэ? — то ли грузинский, то ли армянский акцент в русском языке.
Я показала на кнопку. Горло болело все сильнее, голоса оставалось все меньше, надо было экономить.
Она выпила глоток и отошла на шаг, увидела, что я собираюсь наполнять бутылку и быстро и сокрушенно заговорила:
— А у мэня такую забрали, прэдставляетэ? Полбутилки воды било!
Пришлось таки и мне открыть рот:
— Вы могли вылить и пронести пустую, пустую можно.
— Ох, нэ догадалась!
На самом деле, об этом лайфхаке вообще не очень многие знают, да и не во всех аэропортах есть питьевые фонтанчики.
В общем, я налила и забыла.
Прошлась по дьюти-фри, наконец-то растянулась на мягком диване, после двух часов сна в скрученной позе на жестком кресле (таки если человек хочет спать, он заснет в любой обстановке). Парацетамол действовал отлично, я чувствовала себя почти как обычно, а не как умирающий от гнойной ангины человек, еще несколько часов назад.
Толпа китайцев, которые сначала оккупировали все свободные сиденья перед закрытым сектором Departures, потом огромным количеством багажа растянувшие регистрацию на час, теперь заняли все диванчики и окружили себя пакетами с багетами и макарунсами. Меня ожидал трехчасовой перелет в самолете, полном китайцев. Сколько ни встречаю их по миру, не перестаю удивляться, насколько они — инопланетяне, даже по сравнению с другими азиатами.
В самолете я попросила стюардессу пересадить меня в свободный ряд, если получится. Объяснила, что неважно себя чувствую. Девушка сразу принесла мне подушку и плед. Когда я дошла до своего места, оказалось, что та самая бабушка сидит рядом со мной. Она явно мне обрадовалась, сразу что-то затараторила:
— Полбутилки забрали! Ох не дагадалась я…
В 5 утра мне это надо было меньше всего. Я присмотрелась, на самом деле, это была женщина лет шестидесяти, но в кавказских культурах женщины в таком возрасте часто выглядят как бабушки. Мое место было у прохода, и шансов поспать становилось все меньше. Пока китайцы шумно заполняли салон (и что они забыли такой толпой в Киеве?), я решила выпить вторую дозу парацетамола, по моим расчетам, действие первой должно было скоро ослабеть. Моя соседка внимательно за мной наблюдала.
— Балэете?
— Да, — прохрипела я, — горло болит.
И, как водится, она продолжила со мной разговаривать. Я только кивала и молчала, надеясь смыться и поспать.
— Видели, адын мужик так пихаль свой чемодан, а он не памэщалься, — сказала она со смехом, указывая на женщину, которая пыталась уложить большую сумку в отделение для багажа. Я не сразу догадалась, что она, видимо, говорила о каком-то ролике в интернете. — Очэн смишно било!
Почему-то именно тринадцатый ряд был с минимальным расстоянием для ног, даже я там слабо помещалась и никак не могла найти позу для сна.
— Сматры, нэ застегиваэтся, малэнький! — Соседка весело пыталась соединить два конца ремня на своем объемном животе. Я попыталась увеличить ей ремень на максимум.
— Нэт, все равно нэ сходится. Ничэво, ани принэсут ищо адын, — и снова засмеялась.
Потом она еще долго и громко говорила по телефону, а я все пыталась разобрать язык. Она несколько раз повторила “ара”, и я решила, что это таки грузинский. К тому же она была ну очень похожа на грузинскую бабушку. Наверно, навещала своих грузино-французских внуков в Париже.

Мы взлетели, я попыталась скрутиться на откидном столике, когда мой сосед спереди резко откинулся назад на свое кресле, прищемив мне руку и, в общем-то, голову, и я оказалась совсем зажата с трех сторон.
“Я так три часа не выдержу, надо брать ситуацию в свои руки,” — подумала я и прошлась по салону самолета. И тут же получила то, что мне нужно было, — один мужчина сидел у прохода, и возле него было два свободных кресла! Не попрощавшись с соседкой, я схватила рюкзак, подушку, плед и прекрасно устроилась у окна, там даже ряд был шире и места оказалось полно. И благополучно проспала до самого Киева.

Киев встретил прохладой. Я знала, что мой любимый город и мой любимый дом исцелят меня своим дзеном. Новейшая технология автоматического прохода по биометрическим паспортам все еще плохо работала, не сразу распознавала лица, пальцы, и я оказалась последней, кто вышел за багажом. Китайцы, кстати, ушли на пересадку.
Мой разноцветный чемоданчик одиноко катался на багажной ленте и выглядел так грустно, совсем как последний ребенок в садике, которого еще не забрали родители. Я схватила его, шепотом сказала, что все в порядке, я с ним, и мы вместе бодро, все еще на парацетамоле, отправились домой, исцеляться.

19/07/2018

This entry was posted in France, ПУТЕШЕСТВИЯ and tagged , , .